Новости
Главная » 2020 » Ноябрь » 6 » Трагедии в чусовском бассейне «Дельфин» — 15 лет. Рассказ тренера: «Я оглянулся на крик и увидел, как падает… крыша»
Трагедии в чусовском бассейне «Дельфин» — 15 лет. Рассказ тренера: «Я оглянулся на крик и увидел, как падает… крыша»

4 декабря 2005 года на отдыхающих людей упали 42 многотонные плиты бассейна «Дельфин» в Чусовом. Почти за два года до этого подобная трагедия произошла в Москве, там обрушился аквапарк «Трансвааль», что привело к гибели 28 человек. Сразу после нее по всей стране проверяли подобные сооружения, в том числе и «Дельфин». Проверка тогда якобы (якобы — потому что позже заговорили о поддельных результатах) показала, что со зданием всё нормально. Но уже после обрушения чусовского бассейна независимая экспертиза выяснила, что причиной этого стали 50-процентное коррозийное повреждение конструкций и утяжеление в два раза веса кровли еще на этапе строительства. В «Дельфине» погибли 14 человек, 10 из них — дети.

59.RU встретились с очевидцами, спасателями, выжившими, семьями погибших и строительными экспертами и подробно расскажем обо всех обстоятельствах ЧП и его причинах. Первым 59.RU публикуем рассказ тренера по дзюдо Николая Печенкина: занятия в «Дельфине» входили в его спортивную программу, каждую неделю он приводил туда группы детей. В день трагедии в бассейне занимались пять его воспитанников, трое из них — десятилетний Дима Корякин, девятилетняя Кристина Жиденко и тринадцатилетний Дима Ризов — погибли. Еще две девочки на то занятие опоздали, пришли, когда здание уже обрушилось, — это спасло их жизни.

«Воздуха не было, везде темнота, но надо было плыть»

Тренировки дзюдоистов на воде входили в авторскую программу Николая Печенкина. Он объясняет: «Они развивают дыхание, делают человека более выносливым, учатся хорошо владеть телом». «Дельфин» тогда был единственным современным бассейном в Чусовом — с длинными дорожками, с разной глубиной. До этого в городе был лишь небольшой бассейн с длиной дорожек до 12 метров.

У группы ребят от 9 до 13 лет в тот день была обычная тренировка по плаванию. С начала занятия прошло полчаса. Дима Корякин предложил показать, как отец научил его плавать за лето. С ним и еще двумя ребятами — Алёшей Неустроевым и Кристиной Жиденко — тренер отплыл на дорожку. В этот момент где-то рядом закричала женщина. Николай обернулся на звук и увидел, что падает крыша.

— Раньше я работал в шахте, и на меня там однажды обрушились строительные леса, но я выжил, — говорит тренер. — Видимо, это можно назвать шестым чувством. Увидев, что сверху падают куски бетона, я сконцентрировался, накрыл собою Алёшу и Кристину. Упал подвесной потолок, потом стали падать тяжелые плиты, погас свет.

Николай и ребята остались без воздуха, они были под водой без возможности подняться наверх из-за плит.

— Мне пробило голову и выбило плечо правой руки. Левой уцелевшей рукой я успел оттолкнуть от себя Лёшу, и он поплыл. Он смог пройти между этими плитами, пронырнуть под ними и спасся, — рассказывает Николай. — Кристина и Дима Корякин должны были выплыть, они хорошо плавали… В темноте под водой, под рухнувшими плитами, я чувствовал, что Кристина рядом, но она отстала, когда мы пробивались через упавшие куски плит и арматуру. Я ничего не видел, но понимал, что рядом ее уже нет. Я продвигался вперед, подняв руку, прощупывая, где есть воздух, плыл туда, где должны были быть лесенки. Воздуха не было. Не было ни одного крика, стояла тишина. Наконец увидел какую-то щель. Доплыл до нее и смог дышать. Там лежали толстые доски и арматура, левой рукой я стал их выталкивать. Это было долго, но у меня получилось. Вышел из воды, увидел, что вдалеке стоят медик с инструктором — а над ними плита, которая держится на одной арматурине. Они позвали меня к себе, я указал на эту плиту. Стал продвигаться по завалам, увидел, что среди них лежит ребенок. Это был Дима Корякин, его выбило волной, он погиб.

В момент обрушения два других воспитанника тренера — Ваня Кузьминых и Дима Ризов — играли в воде поодаль, один сидел на плечах у другого. За секунду их сбило арматурой и накрыло водой. А Дима Ризов погиб, Ваня смог выплыть и выбраться. Тренер нашел его в раздевалке, там ему делали перевязку — мальчик разбил голову.

— Ваню, когда он вышел из бассейна, никто не госпитализировал, его просто отвезли домой двое мужчин, неравнодушные прохожие, а он был ранен. Я считаю, это недопустимо, маленький человек ведь и не понял до конца, что произошло, — говорит тренер. — Уже из дома родители отвезли Ваню в травматологию, у него выявили сотрясение мозга и множественные рубцевидные раны. А Лёша Неустроев уехал домой, одетый на голую ногу, весь мокрый, а жил он за 4 километра от бассейна.

Пострадавших везли в чусовскую городскую больницу. Николая Печенкина увезли в операционную, туда же из «Дельфина» привезли девочку, которой раздавило пятку. По словам тренера, врачи спорили, восстанавливать ногу или отрезать. Решили, что все-таки отрежут.

О том, что в бассейне погибли 10 детей, тренер узнал позже. Как и о причинах трагедии.

Из больницы тренер вышел через неделю. В тот же день поехал на тренировку — «мне так было легче — сразу вернуться к работе».

— Узнал, что мой воспитанник Ваня, который выбрался из «Дельфина», проходит реабилитацию в заводском санатории, навестил его. Помню, меня очень возмутило, что ребят, пострадавших при крушении бассейна, поместили в профилакторий, окна которого выходили на этот «Дельфин». Его руины было очень хорошо видно. Поэтому окна закрывали тканью, чуть ли не одеялами.

Тренер присутствовал на похоронах погибших воспитанников Кристины Жиденко, Димы Ризова и Димы Корякина.

— Я пришел проводить ребят, — говорит Николай. — У Кристины отец тоже спортсмен, он поддерживал меня, говорил, что я пытался спасти их детей. Родители Димы Корякина прекратили со мной общение, я не стал настаивать.

После трагедии в «Дельфине» спасшийся 10-летний Алёша Неустроев ушел из группы по дзюдо.

О причинах и халатности

Главным обвиняемым в трагедии стал Алексей Швецов, специалист компании «УралПромЭксперт», — она проводила экспертизу после обрушения в «Трансваале», по результату которой «Дельфин» и продолжал свою работу, пока не рухнул сам. Работы проводились по заказу собственника здания — Чусовского металлургического завода. Вместе с ним обследованием бассейна занимались еще двое специалистов компании — Кельсий Санников и Анна Акулова, они лично осматривали бассейн, Швецов же поставил подпись под итоговым заключением.

Анна Акулова на допросе утверждала: в своем отчете она указывала на опасность коррозии несущих конструкций крыши, но ее непосредственные руководители Санников и Швецов «переписали» и сфальсифицировали данные. Конструкции признали работоспособными — был указан износ всего в 5%. Как следует из обвинительного заключения, «это не позволило работникам завода (ЧМЗ) принять своевременные и действенные меры к устранению аварийного состояния бассейна». На основании показаний Акуловой Санникову и Швецову предъявили обвинение по двум статьям — о ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей и причинении смерти по неосторожности двум и более лицам.

В итоге на скамье подсудимых оказался только Алексей Швецов, суд приговорил его к четырем годам колонии-поселения. 76-летнего Кельсия Санникова амнистировали.

Николай Печенкин посещал все заседания суда и изучал экспертизы, проведенные в рамках уголовного дела. С официальной версией причин трагедии он не согласен. Мужчина уверен: роковые ошибки допустили еще на этапе строительства.

— Вообще в этой истории много вопросов к дирекции завода: и по строительству, и по контролю за безопасностью бассейна, — говорит тренер. — Позже на суде представители завода утверждали, что крыша не выдержала обилия снега. Но в день трагедии не было снегопада. Думаю, что причиной обрушения стали ошибки, допущенные еще при строительстве. Вообще в 90-е строили из дешевых материалов. Самая главная ошибка — не поставили анкерную сетку. Крышу «Дельфина» сделали по южному варианту, плоской, утеплили гранулированным шлаком — а я работал в металлургии и знаю, что этот граншлак при контакте с водой выделяет кислоту, она проедает металл и вызывает коррозию. И крыша «Дельфина» проржавела — челябинские эксперты показывали мне фотографии. Далее — сделали подвесной потолок. Я изучал документы: вентиляция была плохая, а с таким потолком стала еще хуже. Он держался на честном слове.

Сам Николай Печенкин о нарушениях в «Дельфине» узнал на суде. В ЧМЗ, к слову, проблему проржавевших конструкций признали. Но объясняли их… диверсией и террористическим актом. «Ответственный узел конструкции мог проржаветь очень быстро, если его, например, полили кислотой, — в 2005 году цитировал исполнительного директора завода Анатолия Карпова «Коммерсант». — Под крышей есть пространство и даже установлены деревянные мостки для осмотра ферм, на которые вполне мог забраться террорист».

Сам Николай Печенкин склоняется к версии, что у экспертов, проверявших «Дельфин» после трагедии в «Трансваале», была договоренность с заводом.

— Экспертизу тогда сделали очень быстро. А по правилам, если обнаружены нарушения и ржавые конструкции, они обязаны были провести углубленную экспертизу, — говорит Печенкин. — Анна Акулова пробовала настоять на выводах отчета, но не настояла. А ведь изначально экспертное заключение содержало выводы, что конструкции опасны, нужно закрывать бассейн или что-то переделывать.

Отметим, что после того как подлог вскрылся, следователи обвиняли Акулову в том, что, зная об опасности и сокрытии, она не обратилась в правоохранительные органы.

Покушение

Как признаётся Николай Печенкин, суд вымотал его. На заседаниях тренер защищал ту самую девочку, которой после обрушения ампутировали стопу.

— На суде завод дал обязательство, что до 18 лет будет предоставлять новые протезы, пока ребенок растет, — вспоминает Николай Печенкин. — Я не выдержал и выступил в суде. Человек растет до 24 лет, после 18 лет ему протезы нужно за свой счет покупать? Но суд не поддержал эти доводы.

В 2006 году, когда процесс еще продолжался, на Печенкина напали около его дома. Тренер считает, что нападение было заказным.

— Был вечер, уже темно. Я тогда заходил в торговый павильон, которым владею, забрал выручку. Пошел пешком домой, — рассказывает мужчина. — Остановился из-за непонятного предчувствия. Вижу: остановилась машина. Не заострил внимание, пошел дальше. И тут сзади напали. Хотя я никогда не подпускаю сзади, сам учу этому, но они окружили. Ударили по голове, я упал, ненадолго отключился. Потом очнулся, дошел до дома. Дверь открыла жена, и я сразу упал. А потом попал в реанимацию. Выручку у меня не тронули, так что целью нападения не было ограбление. Я обращался в полицию, но их даже не нашли.

Сейчас, спустя 15 лет, Николай Печенкин продолжает работать тренером по дзюдо в Чусовом. О своих погибших воспитанниках тренер отзывается очень тепло.

— Это были самые талантливые дети, — голос мужчины дрожит, срывается, и он делает паузу. — Да, самые талантливые. Дима Ризов был такой целеустремленный парень. Всегда старался. А мой Дима Корякин у всех выигрывал. Они тренировались у меня с первого класса. Кристина ездила на соревнования. Мы еще ездили тренироваться к самбистам. Я брал малышей ее возраста, и самбисты ничего не могли с ней сделать, она борец... Такая девочка была.

Ссылка ни источник: https://59.ru/text/incidents/69529663/

930 | Admin
Всего комментариев: 0
avatar
Copyright © 2011-2020 "Чусовской информер" (16+) Хостинг от uCoz
Закрыть