Новости
Главная » 2020 » Февраль » 26 » Екатерина Катникова: После Операции Собирала Себя По Частям
Екатерина Катникова: После Операции Собирала Себя По Частям

Двукратная чемпионка мира по санному спорту Екатерина Катникова в интервью специальному корреспонденту 365NEWS Олегу Богатову рассказала о пережитых эмоциях, нелюбви к физкультуре в школе, первом и единственном тренере и трудном восстановлении после серьезной травмы ноги.

— Екатерина, в круговерти после чемпионата мира в Сочи вы ощутили, что выиграли две золотые медали?

— Еще не до конца (с улыбкой). Я вижу эти две медали рядом с собой, но меня все продолжают поздравлять с победами, все рады моим успехам. Но полностью я еще все не осознала, потому что сезон еще не окончен и мы много времени будем проводить на соревнованиях. И нет такого ощущения, что можно наконец-то выдохнуть спокойно.

— А откуда приходят поздравления? Наверняка больше всего — из вашего родного города Чусовой?

— Мне пишут отовсюду, поздравляют, и это так приятно. А из Чусового, как ни странно, поздравлений приходит не так много (с улыбкой).

— Почему? Все уже забыли, что вы оттуда родом?

— Не знаю (смеется). Просто я очень мало сижу в социальных сетях, меня там практически нет. Может быть, будут поздравлять после моего возвращения домой, когда увидят вживую?

— А какое поздравление было самое приятное?

— Конечно же, от моей семьи. И также от моего личного тренера Евгения Юрьевича Язева, который находился рядом со мной на трассе в Сочи. Мы с ним работаем с 2007 года, этой мой первый и единственный личный тренер. И, конечно, огромное спасибо моей маме, которая меня всегда поддерживала – Светлане Анатольевне Катниковой.

— Какие качества Евгения Юрьевича вы считаете основными, которые помогли ему подготовить чемпионку мира?

— Он слышит меня. Он спрашивает и слышит мои ответы на различные вопросы — от этого мы уже и вдвоем отталкиваемся в работе. Нет такого, что он — стена, до которой невозможно достучаться. И он принял очень нескромное участие в моих успехах, потому что он очень много вложил в меня. А начиналось все именно с того, что он дал мне мои первые сани и начал тот путь, который привел к победам на чемпионате мира.

— За эти 13 лет никаких размолвок между вами не было, ведь спортсмен и тренер не всегда понимают друг друга?

— Мы много шутим, и этим все сглаживаем. Он — человек с чувством юмора, и я тоже, поэтому у нас нет проблем.

— А что он вам сказал после выигрыша золотых медалей? У вас ведь удивительный результат — первый же подиум в карьере стал победным — и сразу на чемпионате мира?

— После первой победы Евгений Юрьевич пожал мне руку и сказал: «Спасибо». Такие слова редко кто говорит — просто «Спасибо». И все. А после второго золото у него просто не оставалось слов, он просто обнял меня.

Тренер очень ждал моего звездного часа

— Для него эти победы стали шоком, или он ожидал, что рано или поздно должно было прийти ваше время?

— Он делал все, для того чтобы настал мой час. Но все свалилось неожиданно, как снег на голову. Он ждал моего успеха на каждом старте и всегда очень переживал за меня.

— А зарубежные спортсменки вас поздравляли? Наверняка от вас они не ожидали такого прорыва?

— Меня все поздравляют. И не просто поздравляют, но и очень смущают тем, что везде пропускают и уступают место. И много шутят, говоря: «Нет-нет, мы постоим, а вы садитесь». И мне от этого очень неловко.

Екатерина Катникова: после операции собирала себя по частям

— Вам теперь к этому надо привыкать, ведь на этапах Кубка мира к вам будет совсем другое отношение со стороны болельщиков и организаторов. Не как к рядовой участнице, а как к двукратной чемпионке мира.

— Да, я это понимаю. И понимаю свою ответственность.

— Катя, а вы согласны на то, что пусть у вас будет немного подиумов, но каждый будет золотым? Или хочется побеждать чаще?

— Я думала об этом. Я не была по другую сторону, поэтому мне сложно сравнивать. Я была только с одной стороны, у меня получилось сразу выиграть чемпионат мира. Но это такие непередаваемые эмоции! Возможно, люди привыкают к подиумам и не так сильно радуются. Конечно, я хочу быть на высоте всегда, но если говорить о том, что произошло, то я предпочту — пусть будет редко, но золото.

— Ждать своего дня, терпеть, когда не получается, а потом раз — и выстрелить?

— Да, я рада, что меня так прорвало (с улыбкой). И это дало гораздо больше эмоций, чем если бы я каждый раз была с медалями.

С первой победой ничто не сравнится

— Можно ли сравнить первую победу со второй или это невозможно?

— С первой победой мало что может сравниться, она была самой важной для меня, и я даже не удержалась от эмоций. Что наконец-то я нахожусь на пьедестале почета — да еще и на самой высшей ступени! А перед второй я уже была чемпионкой мира, и мне просто хотелось красиво проехать. А с хорошими санями и красивым прохождением трассы мне удалось еще раз подняться на ту же ступень пьедестала.

— Если ваша первая победа стала сенсацией, то перед второй гонкой от вас уже ожидали подобного успеха. Вы лидировали после первого заезда, но немка Юлия Таубиц великолепно прошла вторую попытку. Вы успели понять, что для выигрыша золота вам надо выступить не хуже ее?

— Нет, я не смотрела за ее заездом. Если у меня есть быстрые сани, хорошее понимание прохождения трассы и первый заезд прошла отлично, то просто второй надо пройти очень хорошо. И у меня был большой отрыв, для победы мне бы его хватило — надо было только ровно пройти дистанцию.

— Какая из трех гонок вам понравилась больше всего?

— Мне очень понравился мой первый заезд в индивидуальных соревнованиях. В нем у меня получилось абсолютно все, и я поняла, как нужно проходить каждый отрезок трассы, чтобы все получилось хорошо.

— Вы говорили, что просто непередаваемо ощущаете себя на трассе, летя со скоростью 135-137 километров в час. Но ведь у этого есть и оборотная сторона — вероятность травм?

— Без этого точно не обойтись, мы живем по принципу «Падай и вставай» (с улыбкой). Если ты упал, то точно знаешь, что в следующих заездах ты будешь внимательнее, будешь серьезнее, будешь сконцентрированнее. На каждом падении ты учишься и понимаешь, как сделать так, чтобы не спотыкаться впредь.

Екатерина Катникова: после операции собирала себя по частям

— Вы готовы к тому, что вас и в будущем будут преследовать синяки, шишки, травмы, неудачи?

— От этого никто не застрахован, и я в этом убедилась на командной гонке чемпионата мира. В том, что неплохо проехав всю дистанцию, в конце все же можно накосячить. Я понимаю, что это спорт, что у нас очень высокотехнологичный вид спорта, в котором недочеты не прощаются. А если серьезные — так вообще не прощаются. Но если относиться ко всему серьезно, то ошибки можно минимизировать. И обойтись без достаточно серьезных последствий.

— Если вернуться к этому злополучному заезду, что произошло, почему вам не удалось на финише коснуться фиксатора?

— Я хотела выиграть доли секунды. Нас учат тому, что надо с саней вставать в последний момент, чтобы как можно дольше проехать в положении лежа, потому что это быстрее. И только потом коснуться тачдауна и передать эстафету. Я, честно говоря, не рассчитала… Хотелось ударить только в самый последний момент, потому что мы конкурировали с немецкой командой, а это — очень серьезный соперник. Каждый из нас должен был пройти свой этап быстрее, чем соперник, поэтому я старалась. Но не срослось.

Спасибо ребятам за поддержку

— На видео было видно, что вы вроде бы коснулись тачдауна?

— Да, всего два сантиметра, и он бы сработал. Бывали такие случаи, когда в таких же ситуациях, как у меня, его касались, и он срабатывал. Это, наверное, фактор удачи. А мне не повезло.

— Вы ушли расстроенной, но ребята, как я понимаю, вас поддержали?

— Они меня поддержали, спасибо им. Но я больше за них переживала, потому что я проехала, а им шанса не дала. Но они сказали, что мы — одна команда и любой может ошибиться. И что они не держат на меня никаких обид и чтобы я все это не держала внутри себя. Я буду работать еще больше, чтобы не подводить ребят.

— Вам в воскресенье хоть немного удалось почувствовать атмосферу чемпионата мира и отпраздновать победу в кругу родных?

— Нет, все мои родные и близкие — дома, в Чусовом. На трассе был только мой личный тренер, но он тут же улетел. Праздновать… Свои победы на чемпионате мира я теперь буду праздновать после окончания сезона. Работа еще не закончена — впереди и два этапа Кубка мира, и чемпионат России. И только после этого начнется отпуск. Тогда и буду праздновать по-настоящему.

— Вы все время были третьим-четвертым номером сборной, а сейчас вышли на первые роли. У вас какой-то внутренний психологический перенастрой в связи с этим произошел?

— Пока я не могу так судить, в женской сборной России очень сильный состав. И каждая из наших девушек очень грозна, мы стоим друг друга. И всегда приятно соревноваться с такими сильными спортсменками и расти. Чем сильнее будет уровень соперничества, тем лучше для нас.

Конечно, хочется быть первым номером. Но ведь это каждый раз надо доказывать заново. Нет такого, что сегодня ты первый и тебя никто не догонит. Нет, каждый раз доказывать свою силу бороться и вырывать победу. Что такое разница в 0,008 секунды в спринте (отрыв Катниковой от ставшей второй Татьяны Ивановой). Никто ведь даже глазом моргнуть не успеет. Поэтому будем бороться дальше.

— Вы сказали о чемпионате России. Для вас этот турнир, наверное, будет носить особую мотивацию — ведь двукратная чемпионка мира ни разу не выигрывала чемпионат страны?

— Нет, я была чемпионкой России, но в команде и очень давно, когда я была еще совсем молодой спортсменкой. Теперь надо побеждать, чтобы в России подтвердить статус чемпионки мира.

— О вас мало информации, и в одном источнике я прочитал, что вы поздно пришли в санный спорт — в 16 лет. Это правда?

— Что вы, конечно нет. Просто меня об этом раньше никто не спрашивал. Я пришла в санный спорт в 13 лет, в 2007 году. А в 2009-10 годах меня уже взяли в состав молодежной сборной России для выступления на юниорском Кубке мира.

— Может быть, вы тогда развеете и другой миф, что вы начинали заниматься спортивной гимнастикой?

— Нет-нет, этого точно не было (смеется).

Люблю что-то делать своими руками

— А какими-то другими видами спорта вы в детстве занимались?

— Вы знаете, спорт меня совсем не привлекал. Я была творческим человеком, которому все нравилось делать своими руками. Любое начинание, которое имеет отношение к творчеству — лепить, рисовать, вышивать, делать что-то другое. И если у меня есть время и вдохновение — то я всегда обеими руками за то, чтобы этим заняться. И мне иногда очень хочется что-то сделать своими руками. Когда я приезжаю домой, то порой бывает так: если мне говорят, что надо сделать эту картину или создать мозаику, то потом меня можно просто не искать. Я не останавливаюсь, пока не закончу то, чем меня озадачили. Не отвлекаясь ни на что.

— Как же вы тогда оказались в спорте?

— Сначала в нашу школу пришел тренер по фристайлу. А так как я всегда молодой активисткой и всегда была за любой «кипеж» (с улыбкой), то я сразу пошла заниматься. Но при этом я вообще по жизни не была спортивной. И с фристайлом у меня не сложилось, я походила две недели и поняла, что это — не мое.

 

А потом уже в школу пришел мой тренер Евгений Юрьевич. Также набирал группу — это уже было ближе к началу зимы, я сходила, и меня это так захватило! Я до сих пор помню свой первый заезд, хотя мой мозг, возможно, меня обманывает, ведь со временем воспоминания скрашиваются. Но мне кажется, что я очень четко помню свой первый заезд. Я, конечно, ничего из себя не представляла, но помню, как старшие товарищи меня запускали по трассе, а я пищала и визжала, крича, как это клево. И как это круто, что я здесь остаюсь и мне не надо уроков в школе, дайте только возможность кататься на трассе «Огонек». Я помню, что выиграла свои первые школьные соревнования лет в 13-14, и после этого мне уже не нужно было никаких других увлечений.

— Но какие-то рукоделия вы с собой на соревнования сейчас возите — вязания, вышивку, может быть, паззлы собираете?

— Я из того, что вы назвали, ничего с собой не вожу. Но паззлы… Когда мы были на чемпионате Европы в Норвегии, в отеле были такие возможности, и я пересобирала все, что только можно. А сейчас, когда между тренировками я оказалась в магазине в Сочи, я минут пять смотрела и думала — купить вышивку или нет? Мучилась-мучилась, смотрела-смотрела, потом подумала — сейчас впереди чемпионат мира, а после чемпионата России точно куплю! Так что, магазины, ждите меня в марте!

— Вы в 2015 году выиграли первенство мира среди юниорок. А те девочки, с которыми вы соперничали, остались в высшей лиге?

— Конечно. Тогда я выиграла, а второе место заняла (американка) Саммер Бритчер, а третье — россиянка Катя Батурина.

Кумиров у меня нет

— Вы сами из Чусового, титулованная саночница Татьяна Иванова тоже из вашего города. На старте карьеры вы на на нее, наверное, смотрели снизу вверх?

— Да нет, я придерживаюсь принципа «Не создавай себе кумира». Я просто всегда занимаюсь тем, что мне нравится. А познакомились мы только тогда, когда я попала в сборную России.

— Вы в 2015 году уверенно вошли во взрослую команду. Что не получалось у вас на протяжении четырех сезонов, почему вы выстрелили только в этом году?

— Тогда у меня был хороший период, я выиграла первенство мира и на этапе Кубка мира в Сочи заняла шестое место. А тогда ведь выступали серьезные немки — Натали Гайзенбергер, Анке Вишневски, Татьяна Хюфнер. А потом я легла на операцию — уже не могла терпеть боли в колене. После операции были серьезные осложнения, и потом я очень тяжело восстанавливалась.

Реабилитация ноги проходила намного дольше, чем это должно быть в штатном режиме, когда ты просто разрываешь крестообразную связку. А у меня еще и был порван мениск, поэтому мне сказали, что фиксатор ноги снимать раньше, чем другим, нельзя. И у меня полностью атрофировались мышцы ноги, я очень долго училась заново ходить, потому что я вообще не чувствовала усилия на ногу. И поэтому я очень долго набирала форму, и процесс восстановления очень затянулся. Я долго приходила в себя — не просто, чтобы соревноваться, а чтобы бороться за место в обойме, биться за место в шестерке и в десятке лучших.

— А когда вам сделали операцию?

— В 2015 году, после окончания успешного сезона. Я откатала чемпионат России и легла на операцию.

— А когда вам полностью удалось снова обрести форму — года через два?

— Да, примерно так. Первые полгода после операции я пропустила, а потом меня просто выпустили на трассу, чтобы я заново начинала привыкать к саням, к треку, к скорости. И потом потихонечку я начала втягиваться.

— А не страшно все было начинать заново? Руки не опускались?

— Нет, мне очень хотелось продолжать кататься. Перерыв был достаточно большой, я впервые так долго отдохнула, и мне хотелось, чтобы пропущенное, так тяжело прошедшее время прошло не зря. Мне хотелось все вернуть, и тогда на этапе Кубка мира в Кенигзее я показала лучший результат среди русских девушек. И мне хотелось это не потерять, хотелось это наращивать. Мне очень хотелось вернуться обратно, но теперь я понимаю, что организм просто не был готов.

О фамилии шутили как только можно

— Получается, что вы полноценно вернулись только в начале прошлого сезона?

— Да, примерно так, тогда все чередовалось — были заезды, в которых я показывала хорошие результат, а были и такие, в которых были и нехорошие.

— А вы никогда не задумывались о том, что у вас очень подходящая фамилия именно для санного спорта?

— Да-да (смеется). Мой тренер относится к категории шутников, и, поверьте мне, как она только ни звучала, в каких только вариациях. О некоторых даже говорить не буду. Да, я Катя Катникова, я об этом знаю, и я катаюсь на санях. И я всегда старалась все делать на максимуме, если мне это позволяют возможности. Но это спорт — не всегда все получается. Нельзя ничего загадать наперед, надо только работать и работать.

— А есть ли какие-то увлечения, о которых мы не знаем, но они радуют вас в свободное время?

— У меня нет какого-то ярко выраженного хобби. Я все свое свободное время пытаюсь посвятить тому, чтобы узнать что-то новое. Я пообещала себе некоторое время назад, что я теперь сегодня не буду хуже, чем вчера. Я хочу узнать что-то новое, и если кто-то мне расскажет что-то из любой сферы, о чем я не знала, я буду счастлива. Если кто-то что-то знает, что-то умеет и чем-то владеет и может поделиться, я буду очень признательна и буду внимательно слушать. Я бы очень хотела научиться чему-то новому и что-то узнать. Искренне.

— А какие области вас увлекают?

— Наука, психология. космос — все (с улыбкой). Все, что продвигает людей вперед. Мы занимаемся только тренировками и соревнованиями, а в мире в это же время происходит очень много интересного. Люди открывают немыслимые вещи, наука намного вперед шагнула за последние сто лет, а не все об этом знают. И это надо как-то выцеплять, состыковывать, систематизировать, чтобы выяснить общую картину мира. Вот в этой стезе мне хочется узнавать все то, что сейчас делается в мире, во всех его сферах.

— Мне кажется, что если бы вы не связали свою жизнь со спортом, то стали бы каким-то ученым.

— Я не могу об этом думать сейчас, потому что любое событие дня, каким бы крошечным оно ни было, формирует тебя как личность. И не факт, что живя в маленьком городе, в провинции, ты сможешь выбиться в люди.

И я очень благодарна и своему тренеру Евгению Юрьевичу и судьбе за то, что они меня так кардинально развернули в жизни. Я ведь вообще была неспортивный человек, я в школе уроков физкультуры избегала всеми возможными и невозможными способами (смеется). И такой поворот судьбы… Если бы не сани, если бы не то воспитание. через которое я прошла за все эти годы… Потому что я всегда старалась выстроить свою жизнь так, чтобы она была продуманной и интересной.

Если ты сам ничего не сделаешь, то за тебя это не сделает никто. И именно санный спорт привел меня к тем возможностям, которые я могу сейчас использовать для чего-то еще в своей жизни. Потому что спорт не вечен, и когда-то он закончится. И нельзя все начинать с нуля — тем более сейчас, когда произошло такое немыслимое и я выиграла два титула чемпиона мира.

Спасибо моему тренеру, санному спорту и судьбе за то, что со мной все так хорошо случилось. Я даже не знаю, как назвать эти победы, эти события. Повезло мне, не повезло, пришла я к этому в нужный момент или нет. Но если сам не будешь к чему-то стремиться, то ни одна судьба не поможет.

— Невозможное стало возможным.

— В общем-то да.

— Санный спорт своеобразный, и порой для достижения успеха надо набирать вес. Даже девушкам. А как это обстоит у вас, ваша хрупкая конституция полностью отвечает требованиям?

— Нет, что вы, она вообще не подходит (смеется). Я была в разных весовых категориях, начиная с 58 килограммов, когда я только пришла в молодежный спорт. А после операции вес у меня доходил до 75 килограммов, я еле двигалась. Но ты должен себя контролировать, а не просто быть таким шариком — чтобы ни сесть, ни встать, ни стартануть, ни согнуться.

И сейчас я вешу 65 килограммов. Хотя нет, после чемпионата мира уже 62, за три дня соревнований я сбросила три килограмма. Когда сначала я выходила на взвешивание с санями, мой вес был 98 килограммов. А когда в последний день вышла на командную гонку, то он уже составил 95 килограммов. А это очень мало, потому что моя верхняя граница, даже с сегодняшним весом, это 102 килограмма. И мне нужно весить хотя бы 101 с половиной. А мне веса не хватает, и это моя большая проблема.

Мне все говорят — «Катя, набери килограммы, набери килограммы». А я ем-ем и никуда не двигаюсь (смеется). Еле-еле в этом году набрала 65 килограммов — и все. А это очень мало. Но ради справедливости скажу, что (серебряный призер чемпионата мира) Юлия Таубиц тоже весит 62 килограмма — я случайно подсмотрела. На мы справились с задачей, я — чемпионка мира, она — вице-чемпионка. Но вес, конечно, набирать надо. А так мне на каждую гонку приходится надевать свинцовый утяжелитель. А он, кстати, весит 10 килограммов!

Ссылка ни источник: https://365news.biz/sport/291294-ekaterina-katnikova-posle-operacii-sobirala-sebya-po-chastyam.html

379 | Admin
Всего комментариев: 0
avatar
Copyright © 2011-2020 "Чусовской информер" (16+) Хостинг от uCoz
Закрыть